«Love Hurts»?

Любовь убивает. Вынуждает идти на жертвы. Окрыляет. Открывает новые смыслы. Разрывает на кусочки. Дает силу. Поглощает. Спасает. Злит. Доводит до отчаяния. Дарует жизнь. Облегчает смерть.

Любовь делает очень много. А что делаем мы?

На психотерапевтических сессиях я очень часто слышу истории любви. Рассказывая их, каждый человек подразумевает нечто свое, но даже опытные в терминологии и механизмах работы психики люди не всегда понимают, что для них – любить. А еще сложнее бывает, если это самое «любить» причиняет человеку сильную боль, с которой он пытается сражаться.

Я видела разные проявления любви. Я знаю на себе разные проявления любви, и в разные периоды жизни она была для меня каждый раз чем-то новым. И есть одно общее для этих времен состояние: в любви мы будто ищем что-то, какой-то ответ на свою жизнь. Ищем способ получить признание от родителей, заслужив их любовь. Ищем способ залечить раны детства через другого человека. Ищем способ заполнить себя любовью своих детей. Ищем способ получить разрешение на жизнь. Получить безусловное, ясное, стабильное подтверждение своей хорошести. Или плохости.

Если меня полюбят, значит
еще не все потеряно

Думая так, мы отдаем неимоверно огромную власть и столь же огромную ответственность другому человеку. Мы нападаем на него в отчаянии, голодно и жадно выдираем из него внимание и теплоту, чтобы это ощущение – «пока меня любит этот человек, я могу жить» – длилось и длилось вечность. Мы не замечаем, как в этой жадности, требовательности растаптываем в пыль нечто хрупкое, только-только начинающее жить. А потом, когда любящий нас человек высушен нами же и больше не может дать нам ничего взамен, мы падаем обратно в пучину своей боли, получаем якобы подтверждение мысли: «Ну видишь, тебя невозможно любить». Позволяет ли это нам создавать теплые и стабильные отношения? Нет. Делает ли это нас счастливее? Нет.

Я тебя спасу, и ты будешь со мной вечно

У каждого нормального человека должна быть семья

Я буду хорошо с тобой обращаться, а ты взамен будешь благодарить меня всю жизнь

В каждом из этих примеров есть сильное, страстное, жгучее ожидание, говорящее «я заполучу любовь, я заполучу человека, заполучу семью, и это будет заполнять мою пустоту». Но на практике, если мы говорим о попытке создать отношения со здоровым партнером, ожидание не оправдывается никогда. В какой-то момент партнер становится не верным и преданным глашатаем любви, он становится просто человеком, со своими чувствами, со своим желанием определенной свободы, границами и, самое страшное, – с нежеланием быть чьим-то единственным и неповторимым смыслом жизни. Это тяжелая работа – быть чьим-то единственным смыслом на веки вечные.

Я пожертвую собой
во имя любви

Казалось бы, благородное, чистое намерение, ставящее любовь выше себя. Опять же, на практике, эта жертвенность нужна не так часто, как ее используют, и взывает она, уж если по-честному, к оскорбленной гордости, к нежеланию заниматься собой, к потребности быть оцененным по заслугам в своих добровольных страданиях. А еще – к сильному чувству вины у того, во имя кого жертвуют. Это родители, кричащие вслух или про себя: «Я живу только ради своего ребенка, живу и дышу им» и не думающие совершенно, как это отразиться на восприятии у их детей. Что ребенок будет видеть? Несчастье, гордое служение ему, подспудное сильное чувство вины, потому что ребенок никогда не сможет отплатить тем же и настолько же, и он это знает. Мы такое кричим не ради детей, уж давайте будем честны. Мы кричим это ради себя, потому что больше ничем не хотим заполнять свою жизнь, не считаем себя вправе или в силах, и вот это уже – наша проблема, а никак не наших детей.

Это еще и влюбленные, имеющие внутреннюю потребность себя уничтожить и нашедшие возможность пойти на костер. Главное – найти объект, ради которого – можно, а повод – поводов полно, это жестокий мир. Если глубоко внутри мы ищем оправдание своей внутренней боли, зовущий нас покончить с собой, любовь – повод, воспетый миллионы раз, и раз он кажется таким прекрасным, почему бы не посмотреть на него как на разрешение.

Я не создан для любви
Любовь – это блажь и сентиментальная чушь

В другой крайности мы ищем от любви спасения. Бежим от нее, даже не пытаясь что-то создать, на что-то решиться. Мы не вешаем на любимого человека ярлык нашего спасателя, божества или верного служителя культа имени нас, нет, мы не даем себе даже шанса, наши внутренние стражи хранят у себя ключи от камеры, а камера эта – камера смертника, и выход из нее только в один конец. Так, обжегшись об родителей, первую любовь, потерю или свою ошибку, мы не прощаем. Ни себя, ни других. Мы становимся сами для себя навеки проклятыми, виноватыми или обиженными, пытаемся держаться за это, чтобы снова не было мучительно больно, чтобы не открываться больше, не пытаться, не переживать позора, потери, отвержения, гнева, удара в спину.

Сколько путей. Сколько ошибок. Сколько разочарования и отчаяния, сколько страха. Сколько преданности своим вине и стыду, гневу, обидам. Сколько людей, сколько нас таких, израненных об самих себя и изранивших других, бьющихся друг об друга своими страхами, желая друг другу только добра. Желая друг с другом быть, желая отпустить или освободиться и не давая себе этого.

Это происходит, когда мы из любви делаем цель. Когда мы смотрим на нее как на барьер, который надо взять, как на первый приз, который нас какими-то сделает.

И это заставляет нас страдать. Постоянно. Страдать ради страдания, не ради возмездия или получения ответов. Ответов, помогающих нам, в страдании нет. Страдание может превратиться в самоцель, в единственный способ выживания, может даже начать доставлять удовольствие, и сильное. И тогда это не про любовь, тогда связь с любовью пропадает, теряется. Остается связь только с болью и страданием.

Как можно смотреть на любовь,
чтобы не выбирать путь страданий?

Любовь – это прежде всего ценность. Это путь, по которому мы идем. Это то, какими мы сами себя хотим видеть в любви, чего мы хотим от себя, какими хотим быть. Это не заслуга, не повод, не гарантия. Это не цель, ее невозможно достичь, а потом успокоиться. Ценность – это процесс.

Любить – это делать как? Вот вопрос, на который вам важно ответить прежде всего. И тогда это станет вашей собственной дорогой, путем, который выбираете вы. Мы не всегда можем выбирать условия, в которых полюбим, мы не можем выбрать конкретно набор качеств в человеке, которого полюбим, контекст и ситуацию. Мы очень многое выбирать не можем. Кроме того, какими мы хотим быть в любви. Как именно нам важно любить.

Ценность – это не долг, не то, что делает нас хорошими в глазах общества, партнера или родителей. Это не другой человек как объект, который должен быть рядом, не смотря ни на что. Не должен. Это и не то, что мы должны делать. С ценностями не нужно сражаться. Это то, что мы делать хотим, потому что нам это нравится, приятно и важно. И это доступно нам в любой момент времени.

Представьте ситуацию. Вы одиноки и очень хотите, чтоб у вас была семья. В прошлом у вас были отношения, где вы причинили боль любимому человеку, и он вас не простил. Вы злитесь на жизнь, отчаянно злитесь на себя, грызете себя каждый день, ходите на свидания, чтобы «забраковать» очередного претендента, а не чтобы увидеть в нем человека. Вас раздражают рассказы семейных людей, вы все меньше и меньше заботитесь о себе и о том, как выглядите, и постепенно отчаяние поглощает вас с головой. В вашей жизни нет ни одного светлого дня. Вы разочарованы, мертвы эмоционально и ждете конца. Вам все равно, каким он будет.

Поможет ли вам попытка обесценить любимого человека и внушить себе, что он сам виноват? Вряд ли поможет надолго. Поможет ли отыграться на ком-то, кто к вам привязан, и связать с ним жизнь, не любя его? Поможет ли грызть себя дальше и ненавидеть?

А если вы ответите на вопрос: «что для меня любовь? Каким человеком мне важно быть?», вы обретете для себя этот самый путь и пойдете по нему осознанно. Это не уберет боль, это не сделает вас тотально счастливым и не убережет от ошибок. Но это даст вам понимание, чего вы хотите от себя, не от другого человека, другой человек может быть просто собой, только собой, а таким, как вам хочется, можете быть вы. А еще это даст вам спокойствие. Не суетливое пожирание, не испуганное или разочарованное избегание. Спокойствие. Потому что вы чувствуете, что любите. И вы знаете, что для вас – любить. Вы спокойны. Вам не надо искать в другом человеке ответы на свое право или разрешение, у него их нет.

Если вы находитесь в отношениях, в которых вам плохо, ответьте себе на вопрос, что вас держит? Жалость к партнеру или страх вызвать у него боль и обиду? Страх остаться в одиночестве? Страх связать себя с живым человеком, а не с тем, кого не любите, но кто для вас послушен и удобен? Страх, что придется бороться за отношение детей? Идея, что любить детей – значит, намертво жить одной семьей, даже если чувств к партнеру больше нет? Тогда любовь для вас – жить жалостливо. Жить напугано. Быть вечно должным. А если вы убегаете от любви, закрываетесь от нее, любовь для вас – быть атакованным. Вы правда хотите это выбрать? Вы правда искренне хотите это выбрать?

Вернемся к истории. Если вы задали себе этот вопрос и ответили на него: «мне важно любить так-то и так-то», вам становится понятно, что можете сделать вы, прямо сейчас. И тогда вы начинаете следовать своей ценности. Вы будете ориентироваться не целиком и полностью на реакцию своей боли и страхов, не на внимание и тепло другого человека. Вы будете ориентироваться на свой путь, выбранный вами и только вами. И если на этом пути вы обнаружите, что вам важно любить заботливо, и забота – это попросить прощение у того, кого вы обидели, что вам важно любить честно, и честность – это порой столкновение с чьими-то болезненными чувствами, вас это больше не отпугнет. Это станет этапами на пути вашей ценности.

На вашем пути могут быть и боль, и потери, и разочарование. Но это не станет ответом, это станет преградой на дороге, и оно не собьет вас, только вынудит остановиться и подумать, как обойти преграду, сохранив путь и себя. Любимый человек может разлюбить вас, и это будет больно, очень больно, но это не повод потерять ценность. Вы можете быть даже виноваты в чем-то, непоправимо, и это тоже не повод потерять ценность. Ценность любви здесь не причем. Она не отвечает за наши ошибки, за наши поверхностные, но иногда разрушительные эмоции, она просто есть, как и любая другая ценность. Просто есть и все.

Я люблю тебя – это не стыдно.
Я люблю тебя – ты не должен ничего, ты можешь только захотеть.
Я люблю тебя – и если ты мне не отвечаешь, я люблю тебя.
Я заполню жизнь ценностью своей любви, и это намного больше неоправданных ожиданий, гнева и обид.